Рассказ основан на реальных событиях:

Ибрагим


Предисловие:

Однажды, давным-давно, когда мне было всего двадцать лет и я работала снабженцем на оборонном предприятии (а моя работа была связана с командировками), я ехала в купе с одним странным старым чеченцем-почтальоном, который рассказал мне эту историю…

Прошло уже тридцать лет, но память об этой истории не отпускает меня.

 

Ибрагим и Лейла жили в любви и согласии уже много лет. Аллах не дал им дочерей, но зато милостью своей Всевышней наградил их пятью сыновьями – джигитами.

Когда началась война и, чеченцам, как малочисленной народности, было разрешено эвакуироваться в Казахстан, старший сын Иса сказал отцу с матерью: «Я – не трус, чтобы, бежать, как баба, из родных мест. Я пойду на фронт добровольцем и не нужно меня удерживать!»

Делать нечего. Родители собрали стол, пригласили односельчан и проводили своего старшего сына на фронт.

 

Вскоре второй и третий сыновья заявили родителям, что тоже не намерены сидеть, сложа руки, и ждать, пока враг придёт в их отчий дом…

 

Каково же было огорчение отца с матерью, когда и двое их младших сыновей заявили о том, что сбегут на фронт, если их не отпустят добровольно…

 

… И остались Ибрагим и Лейла ждать своих пятерых сыновей с войны…

 

Беда в их дом пришла в ноябре 1941 года. Дрожащей рукой почтальон протянул Ибрагиму «похоронку» о старшем сыне.

В тот же день Лейлу парализовало. Она больше не могла ни двигаться, ни говорить. Ибрагим держался, как мог. Он с любовью и заботой ухаживал за Лейлой, вёл тяжелое хозяйство и … ждал сыновей.

 

Ноябрьским утром 1942 года, Ибрагим, проснувшись с восходом солнца,  вышел на крыльцо и заметил, прижатый камушком, конверт… Сердце Ибрагима сжалось в комок. Узнав о смерти своего второго сына, Ибрагим поседел.

 

…Теперь он долго и печально сидел на скамье у ворот своего дома и вглядывался в дорогу... Увидев, идущего издалека, почтальона, Ибрагим учтиво вставал, опираясь на палочку, и, с поклоном, здоровался с ним. Иногда почтальон приносил ему треугольные письма – весточки от его живых сыновей, и в эти моменты лицо Ибрагима осветлялось каким-то необыкновенным сиянием.

Глубокими бессонными ночами, Ибрагиму казалось, что, может быть, свершится чудо и вдруг окажется, что его старшие сыновья живы. Пусть раненые, покалеченные, любые, но живые! С надеждой на возможное чудо, он уже мог хоть как-то уснуть.

 

Но злосчастный месяц ноябрь словно преследовал Лейлу с Ибрагимом. И вот в ноябре 1943 года к их дому медленно приближалась процессия из односельчан… Люди шли, молча опустив головы и понурив плечи. Всё чеченское село, в подавленном состоянии ощущало на себе вину за то, что вынуждено было вручить Ибрагиму повестку о смерти его третьего сына Руслана.

В тот день у Ибрагима и Лейлы небо рухнуло на землю. Их Руслан отличался от всех других сельских детей необычайной добротой, вежливостью и был большой гордостью своих родителей. Все жители села скорбили о смерти Руслана.

 

Но жизнь продолжается. И нужно было как-то жить.

Глубокими морщинами покрылось лицо Ибрагима, но он продолжал ждать. Он ждал своих сыновей назло войне, назло судьбе, не переставая за них молиться.

 

Но судьба словно испытывала его на прочность, и, уже в ноябре 1944 года, в их село пришла ещё одна похоронка. На этот раз сам старейшина села пришёл к Ибрагиму с похоронкой.

Ворота и двери дома Ибрагима были в этот день открыты: Ибрагим, прощался с умирающей Лейлой…

Войдя в дом, старейшина села горько заплакал, обняв Ибрагима. И так, сцепившись друг с другом, они простояли долго-долго. Вскоре к дому Ибрагима стали подходить люди, принося с собою еду, одежду. Зачем всё это? Ибрагим уже ничего не понимал. И, лишь, далеко-далеко, где-то в самой глубине его истерзанной души, теплился огонёк надежды, надежды на то, что скоро, совсем уже скоро закончится эта проклятая война и его последний, самый хрупкий, самый тоненький и самый слабенький сынок-последыш, вернётся в свой отчий дом.

 

Трудодни тянулись нескончаемой чередой. Старик Ибрагим трудился наравне со всеми. До апреля 1945 года он регулярно получал письма от своего младшего сына Салмана.

Когда к Ибрагиму, снимая шапку, подошёл сельский хромой почтальон, то Ибрагим уже давно стоял, склонив голову и откинув в сторону трость. Казалось, что весь мир, затаив дыхание, наблюдает за Ибрагимом, наблюдает за тем, с каким гордым почтением и кавказским достоинством он принимает удары судьбы.

 

Наступил долгожданный праздник Победы. Уже давно все, оставшиеся в живых, солдаты вернулись домой с войны. Но только гордый старик Ибрагим сидит на скамейке у ворот своего дома до самых сумерек и внимательно вглядывается в дорогу...

 

Автор: астролог Русана

 

23.01.2016 г., в 3:00 г. Омск


Оставить комментарий

Комментарии: 0